menu

10.17.58
Экономический рывок в массовое обнищание населения

Экономический рывок в массовое обнищание населения 

Объективным следствием мегаломании социалистического хозяйства 
Проект уничтожения экономической несостоятельности в России

Ряд экономистов считает, что экономический рывок стране даст только массовое обнищание населения

Новосибирские экономисты в 2017 году из добрых побуждений придумали, как в краткие сроки снести Российскую Федерацию и довести ее территорию до полноценного экономического коллапса.

В статье «Постсоветское общество и российская макроэкономическая статистика» Гирш Ханин и Дмитрий Фомин не предлагают каких-то экзотических способов. Видные экономисты сделали достаточно стандартный для «независимой экономической аналитики» в Северной Евразии вывод о необходимости остановить «вымывание основных фондов». Для «большого рывка» ими предложено довести популяцию до крайней нищеты. Что поделать — кроме как таких, других идей давно уже нет:

«За годы реформ экономика России потеряла фонды, стоимость которых в ценах 2015 г. составляет, по расчетам авторов, 422,5 трлн руб. Если сопоставить размер материальных потерь с объемом российского ВВП в 2015 г., то получается, что в период с 1991 по 2015 г. потери основных фондов равняются 5,2 годовым российским ВВП. Материальные потери 1991−2015 гг. сопоставимы с потерями экономики СССР в годы Великой Отечественной войны, когда стоимость имущества (без учета потерь имущества населения) по полной стоимости сократилась на 33,5%. Это позволяет интерпретировать весь постсоветский период как крупнейшее потрясение страны в новейшее время».

Мало кто уже помнит, но примерно 20 лет назад в РФ остро будировалась проблема 2003 года. Она заключалась в том, что согласно подсчетам независимых аналитиков, именно с этого года в РФ начнет разваливаться инфраструктура из-за недофинансирования основных фондов. Этого не вышло, как минимум, по двум причинам. Во-первых, сами расчеты оказались скоропалительными, а во-вторых на РФ пролился спасительный душ из нефтедоходов (основная часть их была выведена за рубеж, естественно). Тем не менее, этого, а также наличия относительно крупного внутреннего рынка (пусть даже отягощенного массой проблем), хватило, чтобы не свернуть в нулевые годы на «украинские рельсы».

Но в целом тезис о потере основных фондов и необходимости их компенсации немного напоминает ситуацию, когда лошадь ставят позади телеги. Можно даже назвать это отголоском «застойного мышления», где как раз капитал (материальный, людской и т. п.) беспощадно омертвлялся в этих самых «фондах». Так, СССР в 80-е годы прошлого века прирост незавершенного строительства «съедал» до 80% прироста национального продукта. В 1989 году накопленный объем незавершенного строительства составил около 181 миллиарда рублей (перевести это в доллары крайне сложно). За 1986−1989 годы накопленный объем составил 60,5, а за 1989 год — 22,6 миллиарда рублей. Плюс СССР ежегодно закупал и монтировал импортного оборудования на 6−7 миллиардов рублей.

Это можно сравнить с данными бюджета всего СССР, доходная часть которого в 1988 году составила 469 миллиардов рублей. То есть, размеры вложений СССР в основные фонды были просто гигантскими, если каждый год до 5% бюджета просто «вылетало» из-за незавершенного строительства. Естественно, все это работало как мина замедленного действия в «командно-административной» экономике, где в 70−80-е годы развернулся настоящий «социалистический кризис потребления».


Но это было объективным следствием мегаломании социалистического хозяйства, где не было в принципе рыночного понятия о стоимости и деньгах (в СССР была условно-безденежная экономика, поэтому приводимые выше цифры являются индикативными). С другой стороны надо понимать, что в какой-то степени благодаря этим гигантским (и бездарно реализованными, как минимум, частично) капиталовложениям, РФ и другие советские республики смогли прожить первые 10−15 лет после распада СССР (худо или бедно).


Поэтому не надо удивляться тому, что нынешние мыслители встают на привычные им лыжи и загоняют свои идеи в ту же самую колею: наращивание основных фондов. Проще говоря, давайте снова вбухивать гигантские ресурсы в них. При этом нельзя сказать, что авторы глупы или не понимают реальности. Как минимум все их предложения об увеличении инвестиций в человеческий капитал, научное развитие и т. п. теоретически оправданы:

«По расчетам авторов (в ценах 2015 г.), для обеспечения сохранения основных фондов и их ежегодного прироста в размере 3% дополнительно требует ся 14,6 трлн руб. инвестиций в основные фонды и 0,9 трлн руб. в оборотные. Необходимо также увеличить вложения в человеческий капитал, обеспечить рост финансирования образования, здравоохранения, научных исследований. По приблизительным расчетам, размер этих инвестиций огромен — 10,3 трлн руб. Таким образом, для расширенного воспроизводства материального и человеческого капиталов в экономику России нужно ежегодно дополнительно „вливать“ около 25,8 трлн руб.»

Примечательно, что российские экономисты не любят проводить сравнения с другими республиками СССР, где не произошло такого «катастрофического вывода основных фондов». Например, с Белоруссией. Если не обращать внимания на хаос с валютой, то в этой республике за счет инвестиций из РФ (прямых и косвенных) удалось модернизировать нефтепереработку, получить гарантированные рынки сбыта своей сельскохозяйственной продукции, но… экономике этой страны сохранение основных фондов не слишком и помогло. Проще говоря, основные фонды — это не столько базовый фактор, сколько лишь условно-методологическая величина. Не более того в условиях постсоветского пространства. Который, кстати, подсчитывать сейчас из-за методологических проблем и сложностей со средствами оценки объективно затруднительно.

Стоит ведь напомнить, что СССР в 80-е годы наращивал основные фонды и летел к экономической катастрофе, а в современной РФ отчасти из них избавились, но к краху это пока не привело. Например, в 90-е годы были закрыты почти все построенные при СССР птицефабрики. Кто-то еще вспоминает о них? Или куча закрывшихся военных заводов? В статье новосибирских авторов, например, ни словом не упомянуто, какую долю в советских основных фондах занимал военно-промышленный комплекс. А ведь он был гигантским!

Например, в 1985 году предприятия военно-промышленного комплекса (ВПК) СССР произвели и поставили в армию более 3 тысяч танков Т-72 и Т-64 (часть была отправлена «друзьям по соцлагерю» совершенно бесплатно). Напомним, что нынешняя РФ с 2011 года никаких танков вообще не закупает. И ведь помимо этих бронеконсервов в СССР тогда производилась вся номенклатура вооружений от ручных гранатометов до авианесущих крейсеров! Оценка того, сколько ВПК реально занимал в «экономике» СССР до сих пор является источником раздоров у ряда авторов, доказывающих, что «расходы были небольшими».

По данным ряда советских руководителей, напомним, на «военку» шло от пятой до четвертой части т.н. «национального продукта». Сколько это точно, также не ясно, ибо ценообразование в СССР носило директивно-плановый характер, а заводы могли быть планово-убыточными десятилетиями. Если же перевести в современные доллары те три с лишним тысячи танков в 1985 году, то только их производство обошлось СССР, минимум, в эквивалент современных 3−6 миллиардов долларов (плюс-минус).

Но не будем залипать на этом, все равно это умозрительные подсчеты. Главное это то, что основная задача экономики (если условно) — это удовлетворение потребностей населения и участников экономических процессов. Поэтому приводимые Ханиным и Фоминым «страшные цифры» не должны бить кувалдой по неокрепшим мозгам. Это просто фигурный надувной молот:

«И если учесть, что в 2015 г. размер российского ВВП равнялся 80,8 трлн руб., то размер необходимых дополнительных вложений составит чуть менее трети российского ВВП. Поскольку авторы данной статьи не являются специалистами в области социальных и политических отношений, они не рассматривают общественные механизмы и условия необходимой российской модернизации и предлагают остановиться исключительно на экономических и финансовых аспектах преобразований».

Поставив телегу впереди лошади, и заявив о необходимости докапитализировать российскую экономику (что в целом справедливо, но механизм выбран, мягко говоря, людоедский), экономисты закусили удила:

«В качестве финансовых ресурсов модернизации российской экономики в настоящее время могут выступать только доходы домашних хозяйств. Других финансовых источников модернизации экономики у России просто нет. По мнению авторов, необходимо сокращение личного материального потребления населением примерно в 2 раза.

Принимая во внимание огромную социальную дифференциацию в российском обществе, следует основную часть сокращения личного потребления населением переложить на высокодоходные слои. Авторские расчеты исходят из сокращения доходов самой состоятельной группы населения в 6 раз, следующей группы в 3 раза, последующей — на 30%. Доходы предпоследней группы нужно оставить без изменения, а доходы самых бедных — увеличить в 1,5 раза".

Останавливаться на том, как ученые предлагают это сделать, не будем (хотя там тоже масса интересного), но есть два замечания. Во-первых, как уже говорилось выше, а что дадут сами по себе эти «инвестиции»? РФ придется в одиночку воссоздавать (создавать заново) целые отрасли, целые научные направления и всю (а какую?) инфраструктуру? Можно обобрать все население до нитки, но ничего из этого не выйдет. В современном мире это просто невозможно от того стартового уровня, где находится РФ. Сторонники «твердой руки» и «либералы-почвенники», постоянно предлагающие подобные «реформы» («денег нет» и «работать за миску доширака от зари до зари»), стандартно ссылаются на опыт СССР. При этом как-то забывается, что к 30-м годам XX века СССР уже имел определенный индустриальный базис, созданный еще в царской России. Плюс в первой трети XX века до 80−85% населения страны (на самом деле еще больше) были бесплатным для государства ресурсом, труд которого вообще ничего не стоил (Китай, кстати, свои реформы начал примерно с этого же примерно уровня).

Четыре пятых населения СССР в 30-е годы — это крестьяне. У них не было гарантированных государством заработных плат (если не считать работников МТС), пенсий, пособий. Даже образование сельских детей «оплачивали» сами колхозы (оплата учителей, учебников и т. п.). Зато эти люди были обложены «по самые ноздри» налогами, включая вмененные обязательные поставки (есть яблоня — сдай два ведра яблок государству и никого не волнует, что год неурожайный), привыкли к средневековому уровню потребления и вплоть до середины 50-х годов платили за продаваемые им государством товары больше, чем городские жители. Это не упоминая о трудовых повинностях — как в самом колхозе, так и в пользу государства (бесплатный труд на строительстве дорог, оросительных каналов и так далее). Но сейчас подобного ресурса просто нет!

Кто будет работать за доширак? Старшее поколение? Его почти не осталось. Молодежь? Ее придется конвоировать на заводы. Или нужно довести людей до откровенного голода и обнищания (кстати, на Кубе этот эксперимент провалился: тамошние негры, несмотря на очереди за бананами в социалистической экономике и талоны на сахар, работать за еду все равно не хотят)? Может, поставят за станок среднеазиатских гастарбайтеров? Держите карман шире!

Во-вторых, авторы не потрудились поподробнее ознакомиться с географической диспропорцией доходов населения. Практически 70−80% россиян из тех страт, чьи доходы приходятся на средние и выше средних, живут в московской агломерации (до 30−35 миллионов человек). Остальные 20−30% «размазаны» между Санкт-Петербургом и немногим городам-миллионникам. Переводя пожелания Ханина и Фомина на язык социально-политической реальности, речь идет о «раскулачивании москвичей». Потому что у всех остальных дела обстоят кисло: за 2017 год совокупный уровень доходов населения РФ Росстат оценил в 45,2 триллиона рублей. Даже если предположить, что Росстат не видит части «серых» поступлений и с ними совокупный доход составляет 60−70 триллионов рублей, искомые 25,8 триллионов — это почти половина всех доходов населения страны!

И тут таятся сразу два подводных камня. Во-первых, изъятие таких средств из «доходов домохозяйств» приведет к тяжелейшему коллапсу остатков российской экономики. Сдохнет почти весь малый и средний бизнес, ориентированный на внутренний платежеспособный спрос. Тяжелейший удар будет нанесен по компаниям и фирмам, которые работают частично или полностью на внутреннем рынке. При этом никто не останется незатронутым — даже нефтедобывающие компании, Газпром и металлургические короли столкнутся с обвалом своих поступлений с внутреннего рынка. Рухнет автопром, резко сократятся внутренние авиаперевозки, коллапс ждет всю транспортную отрасль. Россию захлестнет цунами безработицы, которая придет на смену нынешней «работающей бедности».

Что будет с государственными финансами и расходами на внушительный госаппарат и вахтеров, трудно спрогнозировать. Предположим, что государству за счет ограбления населения (например, можно изъять до 90 миллиардов долларов с валютных вкладов в российских банках) удастся одномоментно получить какие-то средства. И что с ними сделают? Допустим, закупят много импортного оборудования, пригласят иностранных специалистов для… Для чего? Для создания «основных фондов» в обнищавшей стране? Где не будет уже никогда потребителей на продукцию, произведенную с участием этих фондов? Для ее экспорта? Смешно же. Сталинская индустриализация имела конкретную цель: создание мощного ВПК, обеспечивающего страну Советов всеми видами вооружений. Это имело смысл в свете ожидашейся мировой войны. А тут?

Но это полбеды. Второй подводный камень: Москва. Сама страна может жить как хочет: хорошо, плохо, безрадостно или наоборот, весело. Но любое серьезное снижение уровня доходов и жизни в столице РФ (говоря шире, московской агломерации) приведет к тяжелейшим социальным проблемам. Которые неизбежно выльются и в политические: нищие не бунтуют, а бунтуют те, кто еще недавно жил сносно, но переместился в разряд вечной голытьбы. Тут не помогут никакие карательные меры: пример теплой и тропической Венесуэлы, где правительство поддерживает примерно 30−40% населения (из той вечной голытьбы), не должен обманывать. В Москве одних только «толерантных» приезжих, балующихся пока по мелочи, около двух миллионов человек. Часть из них, лишившись работы (ведь московский стройкомплекс и ритейл, согласно плану Ханина-Фомина, неизбежно рухнут), конечно, уедет обратно в солнечные дали, а вот другая часть будет «экспроприировать» имущество «зажравшихся» аборигенов.

Администрация РФ это прекрасно понимает и пойдет на что угодно, лишь бы не допускать серьезных протестов в столице. Москвичам будут обещать бесплатные квартиры, проездные, повышенные пенсии, пособия по безработице и так далее, включая повышенный минимальный размер оплаты труда (18 против 11 тысяч рублей в среднем по РФ в 2019 году). Понятно, что глобально все это мелочевка, но тем не менее. В российской глубинке нет и этого.

Резюмируя, можно оценить предложение Ханина и Фомина как перспективный путь сноса всей Российской Федерации с непрогнозируемым исходом и непонятной траекторией дальнейшего развития этой территории. Сложно иначе представить, что профессиональные экономисты на фоне растущего кризиса доходов и потребления населения не умышленно предложили его углубить, и довести все процессы в кратчайшие сроки до логического конца.

Автор: Станислав Воробьев
Источник: svpressa.ru
Смотреть читать скачать онлайн новости по теме:
Прикрепления: Картинка 1
Федресурс: Аргументы Факты | Читали: 163 | Онлайн: Полковник | Ликбез: аргументы, политика, власть, Экономика, общество, факты | Несостоятельности: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar