1 Банкрот » 2014 » Ноябрь » 5 » Банкрот федресурс » Новости сегодня
09.48.07
Арбитражному управляющему должника секреты несостоятельности банкротство
Арбитражному управляющему при возврате отчуждённых активов в общую конкурсную (долговую) массу в процедуре несостоятельности банкротство должника банк Ликбез основных антикризисных, финансовых методов из российской практики слияний и поглощений активов предприятий юридических лиц Банкрот федресурс  Ликбез физ лица банкрота несостоятельности банкротстве

Арбитражному управляющему должника секреты несостоятельности банкротство

Ликбез основных антикризисных, финансовых методов из практики суда

Здесь на странице сайта специально приведем ликбез основных антикризисных, финансовых методов из российской практики слияний и поглощений с тем, чтобы Вы арбитражный управляющий должника, могли себе представить, с чем приходится сталкиваться и бороться Вам арбитражному управляющему при возврате отчуждённых активов в общую конкурсную (долговую) массу в процедуре несостоятельности банкротство должника банкрота.

Для конкурсных управляющих должников юридических лиц  антикризисными специалистами по интеллектуальным и финансовым расследованиям на каждую из приведенных ниже схем разработаны специальные методики противодействия и возврата выведенных активов. Готовы и находятся в стадии утверждения ряд поправок к законодательству о несостоятельности банкротстве, которые существенно увеличат доступность возрата арбитражными управляющими выведенных активов до введения процедуры банкротства должника по описанным ниже (и ранее общепринятым) схемам к требованиям по их возврату со стороны арбитражных ( конкурсных, финансовых) управляющих.

Активы по «прямым» сделкам

Самым простым и вместе с тем самым эффективным способом является отчуждение имущества на основании сделки купли-продажи или в форме мены. В случае обмена «живое имущество», например недвижимость, оборудование и т.д., обменивается на акции какой-либо никому не известной компании.

Разумеется, первая сделка по отчуждению активов не будет единственной - имущество сначала выводится на одну или несколько «серых» компаний, которые играют роль промежуточных звеньев. В этих компаниях имущество не задерживается, оно немедленно продается или обменивается дальше. Из таких сделок образуется цепочка, в конце которой имущество будет сконцентрировано в новой подконтрольной компании, защищенной титулом добросовестного приобретателя в силу ст. 302 ГК РФ.

Главными рисками при отчуждении имущества по прямым сделкам купли-продажи или мены является возможность признания этих сделок недействительными, например, оспаривания этих сделок как крупных сделок или сделок с заинтересованностью.

Денежные средства компании предприятия организации 

Если на счетах компании есть «живые» деньги, то инициатор реструктуризации стремится вывести в первую очередь именно их, что вполне объяснимо. В дальнейшем эти выведенные денежные средства могут обналичиваться, инвестироваться в новый бизнес или использоваться в качестве оплаты подконтрольными компаниями вывода недвижимого имущества и других значимых активов.

Сам перевод денежных средств оформляется или в виде долгосрочной ссуды, или в счет погашения простого векселя (или просто договора займа), или они перечисляются в подконтрольную компанию по договору комиссии или агентирования для приобретения имущества. Нередки случаи перевода денежных средств в счет заключенного «прошлым» числом договора аренды, оказания консалтинговых или маркетинговых услуг или покупки акций третьей компании.

Существенные налоговые риски в данном случае практически не берутся в расчет, так как компания-владелец все равно обречена на банкротство, в подконтрольной «серой» компании деньги долго не задержатся, а претензии налоговых органов в силу специфики их деятельности не страшны.

Акции или иные ценные бумаги юридическог лица

При отчуждении акций чаще всего используется договор мены, который не противоречит требованиям акционерного законодательства, - высококотируемые акции обмениваются на акции или доли участия других компаний. При этом разница в стоимости акций может быть переведена брокером на счета оффшора или выплачена наличными.

Другими действенными способами отчуждения является купля-продажа акций с рассрочкой платежа или внесение ценных бумаг в залог.

Активы предприятия организации разместить на бирже

Следует отметить, что данный метод отчуждений довольно распространен на Западе, но для России является экзотическим, и известны единичные способы его применения на практике. Суть его в следующем. Компания-владелец внезапно становится гиперактивным биржевым игроком и помещает свои средства в биржевые контракты и биржевые ценные бумаги. Параллельно организатор операции по  отчуждению активов создает ряд подконтрольных фирм - зеркал, также играющих на бирже. В процессе биржевой игры компания-владелец при неблагоприятной конъюнктуре продает контракты, фирма-зеркало покупает. И напротив - когда компания покупает на бирже, фирма-зеркало продает. В результате такой многоходовой и тщательно просчитанной биржевой игры активы компании-владельца постепенно перетекают в фирмы-зеркала и оттуда - в другие подконтрольные компании.

Активов обремененые имуществом

Классическим и давно известным способом провести отчуждение имущества через его правовое обременение является залог. Между компанией-владельцем и подставной компанией заключается договор, содержащий заведомо невыполнимое обязательство с предельно сжатыми сроками исполнения. В качестве обеспечения исполнения обязательства имущество компании-владельца передается в залог, причем чаще всего - с хранением у залогодателя.

Далее, как и следовало предполагать, обязательство не исполняется, и кредитор обращает взыскание на предмет залога. Здесь возможны два пути: первый состоит в реализации предмета залога на торгах на основании внесудебного соглашения между залогодержателем и залогодателем. Учитывая, что специализированную организацию, которая будет проводить торги, выбирают также стороны, нетрудно предположить, что имущество будет продано по минимально возможной цене в другую подконтрольную компанию.

Другой, более длительный, но более надежный с правовой точки зрения способ - предъявление кредитором иска в суд по основному обязательству с одновременным обращением взыскания на предмет залога. После получения исполнительного листа кредитор предъявляет его к исполнению в службу судебных приставов, которая выбирает специализированную организацию для проведения торгов, и имущество продается. Насколько удачно будут проведены торги и насколько лояльной будет специализированная организация - вопрос, как известно, личных контактов.

Основным достоинством данной схемы является то, что, согласно ст. 334 ГК РФ, залогодержатель имеет преимущественное право перед другими кредиторами получить удовлетворение за счет заложенного имущества. Т.е. даже при наличии других кредиторов, претендующих на активы, залогодержатель находится в более выгодной позиции. Залоговые схемы отчуждения активов чаще всего используются для отчуждения крупных объектов недвижимости и производственного оборудования.

Внесение имущества в уставный капитал предприятия организации

Выбранные для перевода активы также можно передать в уставный капитал другой «подконтрольной» компании. Этот способ является одним из самых распространенных в российской практике.

Как следует из ГК РФ и специальных законов об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью, акции (в АО) и доли участия (в ООО) могут оплачиваться фактически любым имуществом, в том числе недвижимостью, ценными бумагами, имущественными правами и т.д. В этом случае имущество компании-владельца вносится в качестве вклада в уставный капитал подконтрольной компании, следствием чего является переход права собственности на данное имущество к новому юридическому лицу, а компания-владелец сохраняет лишь обязательственные права участника общества.

В дальнейшем новое юридическое лицо реорганизуется в форме слияния или присоединения, и вернуть имущественные активы становится практически невозможным.

Активы в исполнительном производство должника

Для реализации данной схемы необходимо установление значительной кредиторской задолженности перед подконтрольной компанией, что чаще всего осуществляется посредством заключения договора займа или выдачей векселя, но может быть искусственно смоделировано практически из любого гражданско-правового договора.

Кредитор обращается с иском в суд, должник признает исковые требования в полном объеме, и решение суда в максимально короткие сроки вступает в силу. Возможно еще большее ускорение данной процедуры - подписание мирового соглашения, на основании которого кредитор также может получить исполнительный лист.

С исполнительным листом кредитор обращается в службу судебных приставов-исполнителей, которая накладывает арест на имущество и организует его реализацию на торгах. Нетрудно догадаться, что торги чаще всего выигрывает компания, подконтрольная инициатору  отчуждения активов.

Продажу активов по данной схеме крайне сложно оспаривать в арбитражном суде, так она «легитимна» по вступившему в законную силу судебному акту. Заинтересованному лицу остается оспаривать законность проведенной реализации имущества судебным приставом-исполнителем или пытаться пересмотреть решение суда в надзорном производстве или по вновь открывшимся обстоятельствам.

Корпоративные аспекты отчуждения активов имущества организации

Практически всегда продажа активов связана с отчуждением значительной части имущества организации. Если отчуждается имущество, не превышающее 25% от стоимости всех активов организации, вопросов, как правило, не возникает. Такие сделки имеет право совершать единоличный исполнительный орган компании. Но если речь идет о 25% имущества и более, требуется особый порядок одобрения сделок. Более того, закон позволяет распространить порядок совершения крупной сделки также на иные сделки, которые акционеры сочтут значимыми для общества. Этот момент необходимо учитывать при совершении сделок по продаже активов, т.к. несоблюдение порядка одобрения крупных сделок может привести к признанию их недействительными.

В качестве крупных сделок могут квалифицироваться не только сделки прямого отчуждения имущества общества путем заключения договоров купли-продажи или мены, но и такие действия, как внесение имущества общества в уставный капитал другой организации или заключение кредитного договора, залог имущества и многое другое. Таким образом, все действия, направленные на отчуждение обществом более чем 25% его имущества, подлежат одобрению по специальной процедуре.

Если отчуждаемое имущество составляет от 25 до 50% балансовых активов организации, такую сделку одобряет совет директоров единогласно. Если единогласие не достигается, решение принимается общим собранием акционеров простым большинством голосов. В случае, если балансовая стоимость отчуждаемых активов больше 50%, сделка подлежит одобрению на общем собрании акционеров большинством в три четверти голосов.

Практический пример продажи активов при реструктуризации компании.

У одной крупной компании с устойчивой репутацией возникли серьезные финансовые проблемы. Она обратилась за помощью по проведению анализа ее финансово-хозяйственного положения и определению возможных вариантов выхода из кризиса.

При проведении анализа выяснилось, что компания располагает существенными активами, большинство из которых были либо непрофильными, либо неэффективно использовались. Устаревшая структура компании и неэффективная система управления поставили ее на грань банкротства, и спасти ее уже не представлялось возможным.

Для выхода из сложившейся ситуации был разработан план реструктуризации, который заключался в продаже всех профильных активов компании и создании холдинговой структуры, способной как к эффективному ведению бизнеса, так и к защите от недружественных поглощений.

В кратчайшие сроки по сделкам и через взносы в уставный капитал других юридических лиц были отчуждены профильные активы, прежде всего - недвижимость.

Затем перед возбуждением дела в суде о признании должника банкротомбыла создана искусственная крупная задолженность компании перед дружественными структурами, что дало возможность проводить процедуру банкротства под контролем и распределить оставшееся имущество выгодным образом, оставив остальным кредиторам те самые непрофильные активы, которые не нужны были новому холдингу.

Поскольку процедура несостоятельности банкротства проходила под контролем, до вопросов и исков по преднамеренному банкротству дело не дошло, тем более что удалось договориться с другими наиболее крупными кредиторами.

В результате проведенной операции возникла новая мощная холдинговая компания со всеми необходимыми средствами для эффективного ведения бизнеса.

Важно отметить, что сделки, являющиеся крупными для организации, могут быть одобрены не только до их совершения, но и впоследствии. Правда, все время до одобрения сделка будет находиться в подвешенном состоянии, т.к. может быть признана недействительной в любой момент. Исходя из сложившейся судебной практики, последующее одобрение сделки возможно только до того момента, когда в суд предъявлен иск о признании такой сделки недействительной.

Ранее в практике порядок одобрения крупных сделок достаточно успешно обходили, совершая ряд сделок, каждая из которых не превышает 25% имущества организации. Однако судебная практика признает совершенные в один и тот же период сделки по отчуждению имущества, превышающие 25% от балансовой стоимости имущества организации, взаимосвязанными и подлежащими одобрению в порядке одобрения крупных сделок. Причем под «одним периодом» практика ВАС РФ расценивает даже сделки, совершенные в течение года.

Одним из основных критериев оспоримости сделок при этом является факт того, к кому в конечном итоге попадает имущество. Поэтому, если даже имущество отчуждается несколькими сделками, через ряд фирм-однодневок и перепродается впоследствии новой владельческой компании для получения статуса добросовестного приобретателя, это не дает стопроцентных гарантий. Такие сделки могут быть признаны судом взаимосвязанными, и риск признания их недействительными достаточно существенно велик.

Подобная практика направлена в первую очередь на защиту прав акционеров и участников обществ, их имущественных интересов. Ведь сменить генерального директора через ИМНС не так уж сложно, а за свое даже короткое время пребывания у власти он с легкостью может вывести из общества все активы.

В то же время законодатель и арбитражная практика определили крупные сделки не как ничтожные, а как оспоримые. То есть срок исковой давности по таким сделкам не превышает 1 года с момента, когда лицо должно было узнать о нарушении своих прав. Да и круг субъектов, которые могут подавать иски об оспаривании таких сделок, достаточно узок. Если раньше иск могло подать любое заинтересованное лицо, то сейчас крупная сделка может быть признана недействительной только по иску общества или акционера.

Подобные положения закона дают простор для новых подходов к решению проблемы одобрения крупных сделок.

При отчуждении активов может возникнуть и проблема совершения сделки с заинтересованностью. Действующее законодательство признает заинтересованными настолько широкий круг лиц, что изрядная часть обычных хозяйственных сделок организаций подпадает по формальным признакам под определение сделки с заинтересованностью.

Однако попытку законодателя прописать все возможные варианты заинтересованности вряд ли можно признать успешной, так как на практике положения закона все равно обходятся. Если продажей отчуждением активов занимаются опытные люди, продажа будет произведена в организацию, учредителем которой является совершенно незаинтересованное лицо либо оффшор с непрозрачным уставом, что делает затруднительным выявление истинных владельцев имущества.

Иски о признании сделки недействительной по указанным основаниям имеют право подавать акционеры и само общество. Так же как и крупные сделки, сделки с заинтересованностью являются оспоримыми.

Для того чтобы обезопасить себя от признания недействительными сделок по вышеуказанным основаниям, при выводе активов необходимо строго соблюсти правила их одобрения, хотя бы и после их совершения. Однако на практике часто бывает невозможно добиться одобрения. Такая ситуация может случиться, например, в случае возникновения конфликта между несколькими акционерами.

Вот здесь по инициативе агрессивных игроков часто начинаются «квазилегальные» элементы вывода активов. В ход идет фальсификация протоколов общего собрания, переизбрание совета директоров и иные ухищрения, направленные на то, чтобы максимально усложнить или сделать невозможным оспаривание сделок по выводу имущества предприятия организации.

Антимонопольное антикризисное регулирование отчуждением активов предприятий организаций юридических лиц.

Еще одно обстоятельство, которое не необходимо учитывать при продаже активов, - соблюдение требований антимонопольного законодательства, тем более что в последнее время в этой области произошли значительные изменения. Закон о конкуренции предусматривает необходимость получения предварительного согласия антимонопольного органа в случае, если сделка между хозяйствующими субъектами связана с отчуждением более 10% балансовой стоимости активов одного из них, а суммарная стоимость активов по последнему балансу лиц, заключивших сделку, составляет более 30 млн. МРОТ (т.е. 3 млрд. руб.).

Если при совершении аналогичной сделки суммарная стоимость активов по последнему балансу лиц, заключивших сделку, составляет от 2 до 30 млн. МРОТ, требуется лишь уведомить антимонопольный орган о ее совершении. В случае невыполнения требований, установленных законом, такие сделки могут быть признаны недействительными по иску антимонопольного органа.

Стоит отметить, что до принятия поправок в Закон о конкуренции в марте этого года, в случае если сумма активов лиц, заключивших сделку, была больше 100 000 МРОТ, уже требовалось уведомление антимонопольного органа. Если же он превышал сумму 200 000 МРОТ, необходимо было получение согласия антимонопольного органа.

Таким образом, законодатель существенно поднял уровень активов, при котором необходимо обращаться в антимонопольный орган, и тем самым стимулировал проведение крупных сделок.

Отчуждение активов юридического лица как элемент защиты от поглощения

Продажа активов является одним из самых распространенных средств борьбы в ходе корпоративных войн и недружественных поглощений. Он одинаково широко используется как владельцами компании-цели при защите от недружественного поглощения, так и агрессорами при нападении. В условиях российской действительности данный способ оказывается весьма эффективным, и этому есть вполне разумное объяснение.

На Западе в ходе захватов и поглощений агрессоры преследуют цель получения бизнеса компании-цели, ее клиентской базы, производственных ресурсов, расширения своего влияния на рынке. Владельцы бизнеса при этом сменяются, но сам бизнес остается. Сохраняются рабочие места и объемы производства, продолжают поступать в бюджет налоги. У нас в большинстве случаев основной целью захватчиков является получение наиболее ликвидных активов компании-цели и их скорейшая продажа с целью моментального получения прибыли.

Поэтому, учитывая особый интерес профессиональных рейдеров именно к активам компании-цели, их продажа  может стать хорошим средством защиты. Ведь если основные активы из компании будут отчуждены, то ее захват станет для агрессора просто невыгодным. Правда стоит отметить, что отчуждать активы в условиях начавшейся рейдерскоц атаки не так-то просто. Как правило, рейдеры в первую очередь принимают меры по аресту всех активов общества, чтобы предотвратить их возможный увод. Но если у агрессора по каким-то причинам не получилось арестовать активы предприятия или арест снят в судебном же порядке, то немедленное отчуждение активов может стать хорошим средством защиты имущества компании.

Достаточно часто перевод активов в острых ситуациях оформляется на скорую руку, и в большей части подобных сделок присутствуют значимые юридические нарушения и риски, повышающие вероятность признания совершенных сделок недействительными. Все это ведет к тому, что агрессор рейдерского захвата после успешного завершения захвата организации может возвратить большую часть имеющихся активов под свой контроль.

Оптимальным вариантом является наличие у компании стратегии защиты от недружественного поглощения, одним из элементов которой будет являться продажа активов. При этом практика показывает, что сама система защиты может строиться на передаче активов на различных основаниях в пользу компаний - держателей (хранителей, «аккумуляторов») активов, контролируемых руководством (ключевыми акционерами) компании-цели.

Наличие у организации четкой программы по отчуждению активов может стать мощнейшим инструментом для борьбы с рейдерами. Своевременный акспект продажи значимых активов может, с одной стороны, создать «запасной аэродром», куда команда менеджеров может «приземлиться» в случае утраты контроля над предприятием организацией С другой стороны, продажа отчуждение активов из предприятия объективно снижает его привлекательность для рейдерского захвата, особенно если его цель-получение именно активов, а не бизнеса компании-цели.

Актуальная проблема возврата отчуждённых активов юридического лица конкурсным управляющим должника

Хотелось бы также коснуться проблемы возврата выведенных активов. С этой проблемой сталкиваются и владельцы бизнеса, пострадавшие от действий агрессоров, и кредиторы организации, менеджмент которых вывел активы в преддверии банкротства, и акционеры, пострадавшие от недобросовестных действий менеджеров компании.

Примером отчуждения активов уже при недружественном поглощении может служить следующая ситуация.

В прошлом году было осуществлено поглощение и вывод крупного недвижимого актива в центре Москвы. При этом схема, по которой действовали рейдеры, хоть и не отличалась изощренностью, принесла в итоге желаемый результат. Ключом к успеху стала прекрасная подготовка к проведению поглощения и реализация объекта, а также оперативность, с которой была проведена операция.

Обладающими всего одним процентом акций организации рейдерами был инициирован протокол общего собрания акционеров общества о назначении нового генерального директора. На основании данного протокола в ИМНС был зарегистрирован новый генеральный директор, которым была совершена сделка купли-продажи объекта сторонней организации. К тому времени, как об этом узнали «бывшие собственники», здание было еще раз перепродано, и даже получено решение суда, обязывающее старых собственников освободить помещение, которое было оперативно приведено в исполнение одним из частных охранных предприятий.

Несмотря на то что здание было выведено генеральным директором, назначенным на должность не совсем законными средствами, оспаривание многочисленных сделок по его продаже продолжается до сих пор, причем без особого успеха.

Основным способом возврата активов является предъявление исков о признании недействительными сделок, направленных на отчуждение имущества. Классические основания оспаривания - несоблюдение процедуры совершения крупных сделок и сделок с заинтересованностью, а также совершение сделки неуполномоченным лицом.

В случае признания сделки недействительной правовым последствием такого решения является двусторонняя реституция, т.е. возврат сторонами всего полученного по сделке. И вот в этот момент выясняется, что исполнить такое решение суда крайне проблематично по той причине, что имущество было многократно перепродано из первоначальной компании-приобретателя на другие юридические лица. В такой ситуации, в случае невозможности вернуть имущество в натуре, кредитор вправе получить стоимость отчужденного имущества, но и это достаточно затруднительно, так как компания-приобретатель создается именно для целей отчуждения и никаких иных активов не имеет.

В итоге бывший собственник имущества должен оспаривать всю цепочку сделок по отчуждения  имущества и в конце концов предъявлять требования к последнему владельцу. Но в этом случае вступает в действие ст. 302 ГК РФ, в силу которой новой собственник защищен титулом добросовестного приобретателя, и имущество не может быть у него истребовано в порядке реституции.

Согласно Постановлению Конституционного суда РФ от 21 апреля 2003 года № б-П установлено, что права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма применения реституции. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска - то есть иска по истребованию имущества из чужого незаконного владения в том случае, если имущество утеряно собственником или выбыло из его владения помимо его воли.

Помимо оспаривания сделок, в арсенале средств возврата имущества есть такие инструменты, как предъявление к заинтересованным лицам исков о возмещение убытков, возбуждение уголовных дел и т.д., общей целью которых является привлечение к ответственности самих организаторов вывода активов.

В качестве заключения хотелось бы отметить, что развитие технологий по отчуждения активов и способов борьбы с ними ведется волнообразно - на каждое новое противоядие находятся новые, все более изощренные методики отчуждения имущества и проведения правовой «зачистки».

В любом случае решающими факторами всегда являются три:

определение нужного «времени и места» для отчуждения  активов с учетом существующей конъюнктуры;

прогнозирование и предупреждение блокирующих действий со стороны оппонентов;

подготовка и качество работы юристов, сопровождающих процесс отчуждения имущества должника.

Практика конкурсного управляющего в процедуре несостоятельности банкротства должника:

Учредитель  ООО «РВ Транс Трейдинг» (далее – должник), он же и Гендиректор - Теслин Р.К. ,  в течение полтора года перечисляет ОАО «Кубаньэнергосбыт» денежные средства в размере 3,66 млн. рублей в пользу другого юр. лица - ООО "РВ Транс" ( далее- 3-е лицо), в  счет погашения задолженности 3-го лица перед ответчиком  за поставленное электричество.
Гендиректор Должника является так же  соучредителем и директором 3-го лица, а сам Должник какое либо встречное исполнение не получает.

 После введения  конкурсного производства  КУ подает о признании данных сделок недействительными  по основаниям п. 1 61.2 и 61.3 ЗоБ.  

АС КК отказывает в признании сделок недействительными, ссылаясь на Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы

III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и  мотивирет следующим: 

"Для оспаривания действий по осуществлению платежа по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, конкурсному управляющему необходимо доказать, а суду на основании представленных доказательств установить наличие у должника гражданско-правового обязательства, на прекращение которого был направлен совершенный платеж (ПостановлениеАрбитражного суда Северо-Кавказского округа от 20.02.2015 № Ф08-570/2015 по делу № А32-40387/2012)."

"В результате перечисления денежных средств без правовых оснований, либо без представления встречного исполнения у их получателя возникает обязательство из неосновательного обогащения (гл. 60 ГК РФ). Конкурсный управляющий имеет право обратиться в установленном законом порядке с иском о возврате неосновательно полученных денежных средств, в отношении которых не представлено встречного исполнения" 

В итоге, суд считает перечень сделок, указанных в Постановлении ВАС № 63 закрытым, из-за отсутствия гражданско-правовых отношений между Должником и Ответчиком или 3-им лицом, оценивает ситуацию как неосновательное обогащение  и отправляет КУ подавать кондикционный иск в общем порядке.
Тут возникают два вопроса: 

1. Может ли конкурсный управляющий вернуть имущество, как неосновательное обогащение? Читаем ГК:

Статья 1102. Обязанность возвратить неосновательное обогащение
1. Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109настоящего Кодекса.

Теперь смотрим ст. 1109 куда нас ссылает ст. 1102  в качестве исключения: 
Статья 1109. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату
Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:
п.4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Еще один печальный момент для КУ и кредиторов заключается в том, что, согласно ст. 61.9 ЗоБ: 
"Заявление об оспаривании сделки должника может быть подано в арбитражный суд внешним управляющим или конкурсным управляющим от имени должника по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, при этом срок исковой давности исчисляется с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных настоящим Федеральным законом".

Соответственно, в случае оспаривания сделок должника или подачи искового требования  по общим основаниям ГК срок исковой давности будет начислятся не с момента назначения КУ, а с момента совершения сделки (ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА от 7 апреля 2016 г. по делу N А32-19527/2015).

2.) Однако, возникает вопрос: можно ли  вовсе считать оплату  за 3-е лицо неосновательным обогащением, на что указывает суд?  

На мой взгляд такой подход неправильный, так как, это ни что иное, как дарение посредством  перевода дарителем на себя долга одаряемого перед третьим лицом, п. 4. ст. 576 ГК РФ.
Очевидно, что Должник совершил дарение 3-му лицу, оплатив его долг перед Ответчиком. Согласно же п.4 ст.575 ГК РФ, запрещено дарение между юр. лицами. 

Согласно ст. 168 ГК РФ: 
1. За исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.
2. Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Абзац 2 п. 1 ст. 167 ГК РФ устанавливает, что "Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно."

Очевидно, что Ответчик знал о незаконных основаниях перечисления денежных средств Должником, так как отстутствуют какие либо акты взаимозачета, акты сверок между Должником и Ответчиком или 3-им лицом, так же Ответчик был осведомлен о том, что 3-е лицо является 100% аффилированным по отношению к должнику.  

Уже указанное и хорошо знакомое всем банкротным юристам Постановление  Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 в п.4  устанавливает следующее:
"В то же время наличие в Законе о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных статьями 61.2 и 61.3, само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке."

Данный пункт нашел свое отражение в Постановлении Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.05.2015 по делу N А08-3936/2013:

"Суд указал, что согласно абз. 4 п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 наличие в ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" специальных оснований оспаривания сделок, предусмотренных ст. ст. 61.2 и 61.3 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (ст. ст. 10 и 168 ГК РФ), в том числе при рассмотрении требования, основанного на такой сделке.

При этом суд пояснил, что норма ст. 10 ГК РФ закрепляет принцип недопустимости (недозволенности) злоупотребления правом и определяет общие границы (пределы) гражданских прав и обязанностей. Действия в пределах предоставленных прав, но причиняющие вред другим лицам, являются в силу данного принципа недозволенными (неправомерными) и признаются злоупотреблением правом.

В рассматриваемом случае произошло отчуждение имущества должника безвозмездночто напрямую затрагивало права кредиторов должника (увеличение риска неполучения удовлетворения за счет конкурсной массы). Как подчеркнул суд, необоснованное уменьшение имущества, подлежащего включению в конкурсную массу должника, приводит к частичной или полной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества."

То есть в рамках данного дела, суд мог удовлетворить заявление КУ, придерживаясь  (ст. ст. 10 и 168ГК РФ), а не отправлять его на подачу сомнительного кондикционного иска с исковой давностью - "как повезет". 

В российских конкурсных реалиях несостоятельности банкротства, конкурсным кредиторам должника, приходится несладко. Слишком продолжниковая  конкурсная система,  почему-то позаимствованная у французов, и так  предусматривает скупой перечень механизмов по защите интересов кредиторов.

Оспаривание сделок должника в процедурах несостоятельности банкротство, наверное, единственный, более или менее значимый механизм, на который возлагаются  тусклые надежды конкурсных кредиторов хоть что-то получить.  Не придерживаясь принципа добросовестности и загоняя в гроб этот механизм такими определениями, арбитражные суды окончательно загубят доверие к процедурам несостоятельности банкротства, как к правовому инструменту определяемому ФЗ РФ. 

 

Читать новости сегодня:
Ликбез:: Банкрот федресурс | Читают: 34 | Онлайн: Полковник | Слово: банкротство, отчуждение, арбитражный управляющий, должника, несостоятельность, имущество, активы | Бесплатно: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
_________________________________________2/ _______________________________________3/