menu
Оспаривание сомнительных сделок при банкротстве
 
Уже скоро бизнес забудет о сплошном оспаривании сделок при  банкротстве организаций, как о страшном сне. Если раньше при банкротстве организации конкурсные управляющие начинали первым делом оспаривать последние сделки компании, а суды поддерживали такой подход и выносили соответствующие решения, то сейчас Высший арбитражный суд РФ (ВАС) признал эту практику неверной.

Теперь юристам стоит ориентироваться на два документа. Это постановление Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 года N 59 и постановление Пленума ВАС РФ от 6 декабря 2013 года N 63. Сегодня судебная практика формируется именно в соответствии с этими разъяснениями ВАС. Последствия этих изменений эксперты обсудили на X Юридическом форуме, организованном газетой "Ведомости".

Больше всего от смены позиции по оспариванию сделок при банкротстве пострадало Агентство страхования вкладов (АСВ). Юлия Медведева, директор экспертно-аналитического департамента АСВ, говорит, что "с июля месяца (прошлого года. - "РГБ") наша практика по оспариванию сомнительных сделок практически прекратилась". В банковском секторе оспаривание сделок может быть крайне опасным. "Якобы возвращая эти деньги в конкурсную массу, мы нарушаем хозяйственный оборот. То есть запускаем цепную реакцию: банкротится банк, мы оспариваем сделки, начинают банкротиться клиенты - юридические лица, чьи денежные средства взыскиваются в конкурсную массу", - рассказала она. Речь идет о сделках с предпочтением, выплаты по которым производятся в приоритетном порядке. В итоге нарушается установленная очередность получения средств кредиторами из конкурсной массы, что очень не нравилось АСВ. "Мы всего лишь восстанавливаем справедливость, заложенную в закон о банкротстве организаций, который говорит о том, что первыми в очереди на удовлетворение требований находятся физические лица", - считает Медведева.

По сути, у АСВ осталось только одно реальное основание, чтобы оспорить сделки, совершенные банком перед банкротством. Это оспаривание сделок на сумму свыше 1% стоимости активов. Но и тут есть свои подводные камни. "Во-первых, таких платежей не очень много. Во-вторых, стоимость активов банков на грани банкротства в десятки раз завышена. И что мы имеем? При фактической стоимости активов банка в 5 млн рублей балансовую стоимость в 5 млрд рублей и, соответственно, оспариваемый платеж в 50 млн рублей", - говорит Медведева. При реальной оценке активов банка сделок, подлежащих оспариванию, было бы значительно больше. Но доказать неверную стоимость банковских активов крайне сложно. От разъяснения ВАС своей позиции по оспариванию сделок шансы физлиц получить свои средства уменьшились, зато позиции компаний, напротив, укрепились.

Юристы, работающие на стороне компаний, одобряют позицию ВАС. Новые принципы позволяют сохранить без оспаривания как банковские транзакции, так и сделки с контрагентами. Разъяснения ВАС применимы ко всем случаям банкротств. "Суды перестали быть той дубиной, которая, размахиваясь, сметала на своем пути тысячи сделок. Судьи вынуждены были формально следовать тем нормам, которые имелись в законе. Практика оспаривания сделок приводила к тому, что нарушались права и интересы добросовестных кредиторов", - говорит Юлия Литовцева, руководитель группы практики разрешения споров и медиации компании "Пепеляев групп".

Основное препятствие на пути оспаривания сделок сегодня состоит в бремени доказывания осведомленности кредитора о плохом финансовом положении должника. В соответствии с законодательством сделка с предпочтением, совершенная в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть объявлена недействительной, если кредитору было известно о неплатежеспособности второй стороны сделки. С момента принятия главы закона о банкротстве, в котором содержится эта норма, в судебной практике не существовало общего подхода к вопросу о том, кто должен доказывать осведомленность кредитора. Это заметно усложняло отстаивание компаниями своей позиции. Им приходилось самим доказывать, что о плачевном финансовом положении второй стороны на момент заключения сделки организации известно не было. Ясность внес подп. "а" п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 59, в котором бремя доказывания осведомленности контрагента о финансовых проблемах должника возлагается на лицо, оспаривающее сделку с предпочтением.

Оспаривание сделок с таким подходом стало справедливее. Почему считается, что компания способна предсказать банкротство, вопрошает Литовцева. По ее мнению, не стоит приписывать руководству организаций сверхспособности. Следует исходить из того, что если квалифицированный юрист не смог доказать осведомленность компании и неплатежеспособности должника, то сделка оспариванию не подлежит. Такой поворот от формального применения закона к вдумчивому стоит оценивать как прогрессивный, резюмирует Литовцева.

Звоните 8-9048489732, пишите  botalov51@yandex.ru, узнавайте возможные варианты сотрудничества